100 лет первому субботнику

ВЛАДИСЛАВ САРЫЧЕВ

100 лет назад (точнее, 12 апреля 1919 года) в депо Москва-Сортировочная рабочие-коммунисты по собственному почину решили поработать сверхурочно — на благо родной советской страны — и на своём революционном энтузиазме отремонтировали 3 паровоза (локомотивов крайне не хватало — смотри воспоминания Троцкого в «Моей жизни»). А уже 1 мая 1920 года прошёл Всероссийский субботник — проходил он и в Кремле и, как гласит легенда, тогда-то дедушка Ленин взвалил себе на плечо брёвнышко и куда-то потащил его вместе с красноармейцами (по другой версии — рабочими). Так родилась традиция коммунистических субботников.

Сам Владимир Ильич давно покоится в Мавзолее, советское государство тоже в историческом небытии, а коммунизм не составляет им компанию только потому, что материального бытия не имеет — и сохранился как Идея (воспоминание, пророчество, надежда). А традиция субботников при этом здравствует! «Рок-н-ролл мёртв, а я ещё жив!»

Как же так? И что значит субботник сейчас?

Целое проявляется в своих моментах: историческая диалектика просвечивает в этой истории с субботниками. Надо только всмотреться, включить то, что называется умозрением.

В обществе, сознательно строящем новый мир на общинных началах, в обществе, где не действует (а в Советской России образца 1919 года он не действовал) закон стоимости (и потому деньги есть лишь счётные знаки, но не эквивалент стоимости рабочей силы), в обществе, переживающем коренную ломку и потому враждующем со всем старым миром — в таком обществе субботник был закономерен и органичен. Бесплатный труд на благо общества — общества как коммуны, общества не Объекта, подавляющего Субъекта, но общества, объединяющего, синтезирующего Объект и Субъект в единый Субъект-Объект — бесплатный труд в таком обществе есть норма для человека, ибо коммунистический труд есть труд на себя. Сам же себе никто не платит, правда?

Но тут включается великий закон исторической инерции. Суть его: старые формы всегда присутствуют в новом.

Коммунистический субботник 1919 года, безусловно, подпитывался массовым энтузиазмом поначалу, но — не только им. Не будем забывать, что пословицу «Работа дурака любит» придумал именно наш русский народ — да не придумал, а из души родил. Для людей, впитавших в своё сознание века крепостного рабства, субботник стал лишь новой повинностью, коммунистической барщиной. Потому субботник и прижился: органично он лёг на русскую душу! Да и энтузиазм не стоит сбрасывать со счетов (коммунизм — та же религия, а верующие способны на чудеса самопожертвования). Такое вот сочетание негативного и позитивного смысла — но такими противоречиями и движется жизнь.

Этим же законом исторической инерции объясняется и существование субботников в постсоветскую эпоху — но уже с обратным знаком: если в 1919 году коммунистическая суть улеглась в прокрустово ложе крепостнической формы, то после 1991 года коммунистическая форма приняла в себя буржуазное содержание.

В обществе, где всё продаётся, где деньги есть эквивалент всего, в обществе абстрактного индивидуализма, где каждый воюет сам за себя — и только Бог за всех! — в войне всех против всех, в таком обществе субботник (как любой неоплачиваемый труд) есть рабство.

Властные бюрократы и капиталисты-руководители предприятий просто-напросто экономят на хозяйственных службах (экономят, понятно, не в общественный карман, не при коммунизме, чай, живём!), экономят на необходимейшем — на уборке, на санитарной гигиене наших городов и улиц. Дескать, сами намусорили — сами и убирайте! Но эту формулу можно и развернуть: сами живём — сами и управлять собой будем! Зачем нам эти банды бюрократов, окопавшиеся в серых домах, и «работодатели», которые дворникам заплатить не могут?
Кстати, есть единственный город в России, где субботники не требуются: гастарбайтеры из Средней Азии и так уже вымыли всё с шампунем. Это Москва, конечно. Но надо понимать, что жилищно-коммунальное благосостояние столицы куплено ценой разрухи в городах остальной страны.

Впрочем, если задуматься — тот же капиталистический субботник получается: вся страна пашет на благо одного города. А бесплатный труд в капиталистическом обществе есть рабство.

Оригинальная публикация:
https://leo-nafta.livejournal.com/65462.html