Всё внимание на Венесуэлу!

ВЛАДИСЛАВ САРЫЧЕВ

30 апреля в Венесуэле был подавлен очередной государственный переворот. На этот раз уже военные выступили против Мадуро — и были подавлены верными президенту-социалисту подразделениями армии и полиции.

Казалось бы, что нам до этой «боливарианской республики»?

Напротив — всё внимание на Венесуэлу! Это сейчас арена живого столкновения противостоящих политических систем, поле битвы идей — и в битве этой гибнут люди! — Венесуэла есть точка, в которой были скрыты — а теперь стремительно, со скоростью разлетающихся галактик после Большого Взрыва, разворачиваются все противоречия левой политики, противоречия социализма.

«Не смеяться, не плакать, а понимать», — завещал нам великий Спиноза. Или, другими словами: чтобы понять происходящее в Венесуэле, уловить всю архетипичность ситуации, необходимо отвлечься от абстрактных крайностей в оценке происходящего. Крайности эти продиктованы эмоциями, чувствами — но не разумом. Потому — ничего не значат для умеющего мыслить. Поэтому отбросим про-мадуровский пафос в стиле colonelcasad’а — сочувствие к социализму не должно застилать нам глаза. Позиция «он сукин сын — но он наш сукин сын» — крайне ущербна, ибо опять же либо эмоциональна (следовательно — неразумна), либо цинична — и тогда пользуются ей, как правило, именно «сукины дети».

Венесуэла для нас — это полевая лаборатория по изучению социалистического эксперимента. Левый режим, скорее всего, в этой стране обречён — но ценные открытия наукой делались и по результатам посмертного вскрытия.

Некоторые выводы из того, что уже произошло в Венесуэле:

1. Социализм никогда не сможет победить «в отдельно взятой стране». В условиях несоциалистического внешнего окружения социалистическое правительство будет или прямо свергнуто извне — или просто переродится в несоциалистическое.

2. Что конкретно произошло в Венесуэле? Страна, получающая доходы на 90% от продажи нефти решила эти доходы тратить на «социалку»: строить школы, больницы, решило накормить бедных бесплатной едой — дело благородное, но неблагодарное. В условиях капитализма это просто разбазаривание средств: или деньги приносят прибыль, делают ещё деньги — или ты вылетаешь в трубу. Сама мировая общественная система навязывает свою логику: на вырученные деньги хочешь кормить бедных — корми, но их будет становиться всё больше. И от того, что бедные учатся в школе или университете — они более сытыми не станут. Понятно, что нефтедоллары надо было тратить на развитие серьёзного производства, чтобы слезть с нефтяной иглы — но правительство занялось левым популизмом. Жаль, что в Венесуэле не знают старой русской пословицы: не солнышко — всех не обогреешь. Вывод: популизм в стиле «отнимем деньги у богатых — отдадим бедным» — это путь в никуда.

3. И вот нефть рухнула в цене — и что же произошло с венесуэльскими строителями социализма? Они попытались директивно рулить экономикой. Печатать ден. знаки по принципу «сколько надо», командовать ценами на продукты — а несогласных предпринимателей национализировать. Этим разогнав инфляцию до 1000 000%. Вы можете себе представить инфляцию в 1 миллион процентов за год? (Для сравнения: в путинской РФ официально она 4 — 5%, реально — в два — три раза выше). И здесь Венесуэла подкинула дров в костёр старой полемики о возможности плановой экономики: насколько эффективно и оправдано субъективное управление объективными законами? Чтобы преодолеть силу земного притяжения надо её не игнорировать, а использовать. Не может вождь знать всех реальных потребностей своего народа. И не помогут в этом ни тысячи экономистов Госплана, ни супер-компьютеры, ни директивы. Вывод: только мягкая регуляция — никакого командного управления экономикой. СССР тоже рухнул из-за недостатка джинсов и колбасы.

4. Ещё одна антиномия левой политики. До прихода к власти все левые — отчаянные демократы и вольнодумцы. После получения власти — диктаторы. Враждебное окружение давит, внутри пятая колонна поднимается — народ даже не надо агитировать — он уже недоволен экономической политикой. Левое правительство оказывается вынуждено как-то реагировать. Эта ситуация — патовая для левых режимов. Остаётся лишь два варианта развития: первый — честный-благородный — отказаться от власти под давлением масс, от имени которых левые и правят. Но примеров такого дон-кихотства история пока не знает. Второй вариант — сейчас реализуется в Венесуэле — подавлять всех несогласных! Действительно: мы тут светлое будущее строим — а империалисты и их местные пособники (обязательно фашисты, бандиты и предатели) нам мешают! Так левый режим перестаёт быть левым, ибо становится режимом диктаторским (даже ленинская «диктатура пролетариата» означала диктатуру только для буржуа, но демократию для рабочих). Вывод: при столкновении с массовым недовольством (а оно неизбежно при типично-социалистической политике директивного вмешательства в экономику) левые либо теряют власть — либо перестают быть левыми. Так или иначе — левый режим рушится.

5. Большая часть защитников социализма с презрением говорит о выставляемых несогласными требованиях материальных благ. Дескать, вот мерзавцы! — за палку колбасы и шмотьё готовы предать Великую Идею, само Светлое Будущее обменять на чечевичную похлёбку! Обычно левые исповедуют «материализм», но здесь показывают себя рафинированными идеалистами и религиозными сектантами. Вопрос «социализм — или еда» есть трансформация базового философского вопроса — о духовном и материальном. Социализм как идея прекрасен — но когда его реализует правительство, приводящее к весьма неидеальному чувству голода — то и самая возвышенная идея меркнет. (Кстати, вот вам опять столкновение Идеи (социализма) и Чувства (голода)!) Человека от животного отличает Разум — свойство постигать умом идеальное строение мира. Но этот великолепный дворец Разума построен на презренной (и необходимой) животности. Забудешь эту животность, забудешь, что материальное тело надо кормить материальными продуктами — и идеальные чертоги Разума рухнут в одночасье. То же и с социализмом. Быть может, построение коммунизма, этого Рая на Земле пошло бы лучше в Раю небесном — херувимы и ангелы могут довольствоваться пищей духовной. Но люди — не ангелы, им нужно питаться материальной едой. Да и социалисты — неверующие, их в рай пропагандировать не пустят. Потому — без вариантов: социализм обязан сначала построить общество материального благосостояния — и уже на этом основании совершенствовать души человеческие. В противном случае левые режимы будут лишь дальше дискредитировать идею Социализма, бросая на неё костлявую тень Голода.

И здесь мы возвращаемся к тому, с чего начали: Социализм не построишь, будучи включённым в мировую капиталистическую систему — а выключение из неё всегда будет вести или к новой Венесуэле, к экономическому и политическому краху — или к торжеству «идей чучхе» и разным прочим Пол Потам. Мораль: только крах капитализма в мировом масштабе позволит великой Идее стать великой Реальностью.

Впервые опубликовано здесь: https://leo-nafta.livejournal.com/65783.html