Архив метки: транснациональный капитал

Гибридная классовая война в мировом масштабе

РОМАН РУВИНСКИЙ

Одной из характернейших ошибок большинства современных людей и, как ни странно, большинства интеллектуалов является понимание происходящих сегодня кризисных процессов в терминах цивилизационного противостояния, борьбы народов, столкновения национальных интересов. Смешно, но даже люди старшего поколения, даже те из них, кто на словах сохранил коммунистические убеждения и тоскует по СССР, напрочь забыли, судя по всему, о классовом анализе.

Нынешние вооружённые конфликты и внешнеполитические трения — и в Восточной Европе, и на Ближнем Востоке, и в Латинской Америке — являются национальными лишь по форме, по поводу для их начала, но вовсе не по существу. Скорее, это этапы всемирной гибридной гражданской войны, в которой отправными моментами служат долгосрочные планы транснациональных элит[1], а также внутривидовая конкуренция элит национальных (национальных не по своим долгосрочным интересам, а по своему происхождению и «кормовой базе»).

Читать далее

Notas – III: «Наши» против «ненаших», столкновение цивилизаций, классовый анализ и проблемы государствоведения

РОМАН РУВИНСКИЙ

…вновь, в ходе беседы с коллегами, вскрылась вся проблематичность понимания такой универсалии, как «государство». Даже очень образованные люди, с учёными степенями и званиями, склонны осознавать окружающую политическую действительность в терминах цивилизационного противостояния. Это неплохо, но при таком подходе de facto любая попытка сориентироваться в процессах, происходящих вокруг, приводит к необходимости выбора «мы» или «они», «наши» против «ненаших», условно «за русских» или «за немцев». Понятное дело, что при такой постановке вопроса большинство нормальных (скажем так, воспитанных в ценностях хотя бы мало-мальского патриотизма, даже если это патриотизм, сочетающийся с симпатиями к либеральной рыночной экономике) людей выбирают «наших», а не «ненаших» (если не встают на путь предательства — путь, который, разумеется, по-настоящему не принято уважать ни здесь, ни за рубежом), а далее — любая попытка индивидуального политического самоопределения, как и любая попытка политической дискуссии становится бессмысленной, поскольку самоопределяющийся субъект попадает в дурную бесконечность само-собой-разумеющегося: если я за «наших», то любые мои недоумения / недовольства / претензии к «нашим» («нашему» правительству, «нашей» системе государственного управления, «нашей» социалке, «нашему» правосудию и т.д.) оказываются несущественными или, по крайней мере, не должны озвучиваться до тех пор, пока имеет место острая стадия конфликтного противостояния с «ненашими». Дурная бесконечность, отсылающая любой вопрос к одному и тому же началу, — это бесконечность восприятия абстрактного «государства» как безусловной ценности, бесконечность позиции «я гражданин такой-то страны, а потому должен всегда подстраивать свои убеждения под текущую позицию своего правительства». Не трудно заметить, что при таком подходе, если мысленно встать на место гражданина Германии, Франции, США, Бурунди, Гвинеи-Бисау и т.д., правота окажется на стороне соответствующего правительства (Германии, Франции, США, Бурунди, Гвинеи-Бисау…) и, соответственно, неправыми будут правительства тех стран, с которыми условная Бурунди или Гвинея-Бисау в настоящее время конфликтует. Таким образом, справедливость и правота, как и вообще почти любые ценности публично-правового порядка, предельно релятивизируются: всё, выходит, относительно, а потому незачем «сушить мозги», «наверху разберутся», «начальство всегда право, а моя хата с краю»… Но разве это то, что принято называть гражданской позицией?

Читать далее

Война на Украине, капитализм и диалектика мир-системных противоречий

РОМАН РУВИНСКИЙ

Художник Игорь Логинов, “Братья”

Война, в неизбежности которой западные информагентства убеждали европейских, американских, украинских и российских обывателей и в которую до последнего не хотелось верить, несомненно, должна потрясти существующий миропорядок до самого его основания. Но, независимо от долгосрочных последствий, происходящие на наших глазах события уже потрясли сознание каждого из нас, заставив эмоционально реагировать на преподносимую повестку и заблокировав способность к критическому мышлению.

Две видимые стороны конфликта – Россия вместе с сателлитными республиками – районами бывших Донецкой и Луганской областей Украины, с одной стороны, и Украина, с другой стороны – выдвигают две противоположные правды, две версии толкования исторического процесса: 1) борьба с украинским неонацизмом, «денацификация» Украины, необходимость отодвинуть НАТО от российских границ и отомстить за восьмилетнее насилие над русскоязычным населением украинского востока; 2) противостояние российской имперской агрессии, защита своего суверенитета и территориальной целостности. Так выглядит этот вооружённый конфликт со стороны, так воспринимают его непосредственные рядовые участники, но мы должны понимать, что в эпоху «постправды» декларируемые цели и причины могут разительно отличаться от истинных.

Читать далее